Прайс на услуги Вопрос доктору Пациентам

Биоимплантаты Monobloc®CMC анатомической формы (HY-AN)

Гидрогелевый имплант Monobloc®CMC является одним из самых современных и безопасных среди существующих на сегодняшний день имплантатов грудной железы и позволяет достичь потрясающего эффекта естественной груди.

Имплантаты молочной железы Arion системы Monobloc® представляют собой новое технологическое решение, предоставляя хирургу и пациентке наивысшие гарантии безопасности и наилучшие постоперационные результаты.

Преимущества имплантатов Monobloc®CMC анатомической формы AN:

  • Анатомическая форма наиболее приближена к натуральной форме женской груди;
  • Более естественный вид грудной железы после операции (верхний полюс не прощупывается и не контурируется);
  • Наполнитель имплантатов биосовместимый гидрогель (природный полимер), абсолютно нетокcичный материал, отсутствие аллергического, канцерогенного действия на организм;
  • В случае разрыва и попадании гидрогеля в ткани, он превращается в глюкозу, углекислый газ и воду, и полностью выводится из организма;
  • Гидрогель, наполняющий имплантат, представляет собой вязко-эластичный гель, обеспечивающий особую мягкость при прикосновении;
  • Отсутствие складок на поверхности имплантата;
  • Оболочка текстурированная (шероховатая), что позволяет имплантату плотно врастать в ткани и не вызывать образование капсулярной контрактуры.

Размерная сетка имплантатов Monobloc®CMC анатомической формы


Биоимплантация груди

Увеличение и восстановление груди биосовместимыми имплантами Monobloc®CMC от ARION дает хирургу и пациентке наивысшие гарантии безопасности и наилучшие послеоперационные результаты.

Биоимпланты относятся к продукции класса Люкс и используются при операциях на груди лучшими пластическими хирургами и в клиниках класса HI-MED. Грудные имплантанты Monobloc®CMC с биосовместимым гидрогелем представляют собой новое технологическое решение в операциях по увеличению груди. Биосовместимые импланты Arion являеюся самыми современными и безопасными среди существующих на сегодняшний день имплантантов грудной железы.

Использование биоимплантов Monobloc®CMC позволяет достигнуть потрясающего эффекта естественной груди и избежать негативных последствий операции с использованием имплантатов с силиконовым наполнителем.

На все импланты компании АРИОН выдается пожизненный гарантийный сертификат качества.

Комментарии специалистов

Генри Арион очень умный и значимы человек в области имплантации протезов грудной железы. Он на самом деле был одним из первых в мире, кто произвел наполняемые протезы; это было в начале 60-х годов. Мои старые учителя, такие как Paul Tessier, рассказал мне историю международного конгресса в Риме 1965 года, на котором Арион пригласил двух женщин, которым была произведена имплантация таких протезов. Многие хорошие известные участники конгресса имели возможность ощупать грудь и были убеждены посредством этой первой европейской «публикации» в реальном существовании наполняемых грудных имплантов. История продолжается тем, что один француз, монсеньер Кляйн, привез и распространил протезы от Arion в США, а продолжением истории было изобретение гидроцефального клапана от Heyer-Schulte.

Арион, будучи очень критичным, очень рано увидел проблему образования складок (складка в оболочке протеза с физиологическим раствором, примечание переводчика) и поэтому перешел на использование протезов с силиконовым гелем от Cronin в качестве наполнителя. Также, будучи более прозорливым, чем все остальные, он осознал, что проблема разрыва перипротезной капсулы при использовании протезов с силиконовым гелем первого и второго поколения возникала вследствие ее непрочности. А это приводило к образованию гранулем. Арион — хирург, но он также обладает универсальным опытом и образованием, являясь инженером и химиком. Он также мог производить свою собственную продукцию в своей компании Silmaplast. Он изобрел стержень для пальпебрального натяжения в лечении паралитического лагофтальма.

Таким образом не удивительно, что в начале 1980-х, за 10 лет до запрета Администрации США по продуктам питания и медикаментам (FDA) в 1992 году (запрет на использование имплантов с силиконовым наполнителем), находился в поиске нового наполнителя. На самом деле, Арион уже использовал Dextran с PPM из 40.000 в начале 1960-х в качестве первой попытки получить более вязкий материал, чем физиологический раствор. Он не утвердился в другой идее — использовать масло, потому что знал, что все неживые масляные или жировые компоненты окисляться и станут прогорклыми (как не печально, но подтверждением этого явилась катастрофа Trilucent Lipomatrix).

В поиске нового более биосовместимого наполнителя, Арион стал использовать гидрогель из метилцеллюлозы. Действительно, именно тогда гидрокси-метилцеллюлоза стала впервые использоваться в грудных протезах. Арион передал эту концепцию новому менеджеру своей компании, переименованной в PIP (Poli Implant Protesis, Тулон, Франция), директором который с 1983 года был Jean-Claude Mas (мы должны помнить, что PIP была первой компанией, которая стала производить протезы предварительно заполненные физраствором). Эти новые гидрогелевые протезы от PIP имели большой успех в Европе с 1984 по 1995 года. Из неофициальных, но надежных источников известно, что 13 000 пациенткам имплантировали эти гидрогелевые импланты первого поколения. Клинически результат был очень хорошим, но около 10% пациенток вернулись к хирургу с ощущением уменьшения одной груди. В действительности было наоборот: одна грудь увеличивалась в объеме, потому что клей в области клапана не удерживал герметичность протеза. Гидрогель свободно находился в перипротезном пространстве (за пределами импланта, но внутри капсулы, которая формируется вокруг импланта), и вследствие осмотических сил гидрофильный гидрогель увеличивался в объеме. Причиной этого являлась стерилизация гипердозой гамма-лучей, при этом происходило разрушение клея в области клапана. Это было в то время, когда FDA Соединенных Штатов наложила запрет на использование силиконовых протезов.

Арион прекратил свою консультативную работу с PIP и начал свое собственное производство в София Антиполисе (область Вар, Франция). Он разработал более лучшую фиксацию клапана, которая предотвращала расхождение; он также разработал новую концепцию стерилизации с помощью автоклавирования. Эти первые протезы имели значительный успех в Европе, но, к сожалению, Министерство Здравоохранения Франции наложило запрет на использование всех предварительно наполненных протезов, кроме наполненных физиологическим раствором. Это поставило Ариона в очень сложную ситуацию; однако, неожиданно Французские власти разрешили производство гидрогелевых протезов, но только для продажи за территорией Франции. Сегодня, убежденные в качестве гидрогелевых протезов от Arion второго поколения, многие европейские хирурги используют эти протезы в своей практике (в 1998 году на протезы получен Европейский Сертификат (СЕ)).

Наполнитель, используемый Генри Арионом, это наполнитель второго поколения, но не гидрокси-метилцеллюлоза, а карбоксиметилцеллюлоза (КМЦ). Этот продукт производится крупными фирмами Германии и широко используется ежедневно в пищевой промышленности и фармакологи. КМЦ — это полимер глюкозы. Её не следует путать с агаром, который является сложным полимером, содержащим, в основном, галактозу, галакторониевую кислоту и серную кислоту. Простейшим способом получения карбоксиметилцеллюлозы является очищение хлопковой целлюлозы посредством воздействия монохлорацетатной кислоты в присутствии щелочи. Химическая полимерная промышленность способна синтезировать КМЦ (Bayer, Rhone Poulenc, Lonza). Первое преимущество КМЦ заключается в ее вязкости при небольшом количестве вещества (достаточно 3–4% раствора), что защищает протез от протекания (уменьшения объема) и образования складок. Разрыв складок возникает из-за подвижности оболочки протеза или механического истирания двух частей протеза при уменьшении объема наполнителя. Это случается с протезами с физиологическим раствором, но не с наполнителем высокой вязкости. Биорассасываемость также является положительной характеристикой, так как в случае повреждения протеза в конечном итоге получаются глюкоза, углекислый газ и вода.

Единственным спорным вопросом является вязкость КМЦ. Некоторые эксперты (большинство которых использовали PIP-протезы первого поколения из гидрогелей) наблюдали, что перевоначально протез был гибким и вязким, но что со временем вязкость менялась, начиная напоминать протезы с физиологическим раствором в долгосрочном периоде, например спустя 5 лет. Я также испытал это со своими пациентами, но Арион заявляет, что с новым наполнителем вязкость будет более стабильной. Новая оболочка и улучшенная фиксация клапана, возможно, также предотвратят избыточный осмотический обмен между наполнителем и окружающими тканями.

Наиболее важным наблюдением в отношении протезов первого и второго поколения было большое число женщин (10% из 13.000=1.300), у которых произошел внутрикапсулярный разрыв со свободным выходом гидрокси- или карбоксиметилцеллюлозы внутрь перипротезной рубцовой капсулы. Однако наибольшее удивление вызвал тот факт, что при замене поврежденного протеза, кроме увеличения объема из-за действия осмотических сил абсолютно не было никакого неблагоприятного эффекта: отсутствие местного и общего воспаления, системных воздействий.

Мы узнали, что лаборатории Ариона в настоящее время изучают метаболический путь этой целлюлозы, маркируя ее метаболиты углеродом-14. Сообщено о трех интересных наблюдениях: (а) Если гидрогелевый гидрокси- или карбоксиметилцеллюлозный имплант находится в камере для демонстрации, эти протезы будут прогрессивно уменьшаться в объеме и высушиваться, наполнитель будет становиться все тверже, другими словами, вода постепенно испаряется через оболочку протеза и спустя 1–2 года внутри спавшегося протеза остается похожий на «карамель» сахар. (б) Для предотвращения этого протез с гидрогелем должен содержаться во влажной атмосфере, в специальной герметичной демонстрационной камере. (в) Когда гидрогелевый протез заменялся через 5 или 10 лет, наполнитель выглядит желтоватым, прозрачным и остается вязким. На оболочке протеза нет никаких следов истирания или разрывов. Проблема отделения клапана протеза, к которой мы обратились выше, кажется полностью решенной.

С точки зрения хирургии, данный онкотический «рост» груди с имплантом может обеспечить очень выгодный эффект, потому что он производит умеренно быстрое расширение тканей, которое способствует замене протеза. Этот эффект был обнаружен совершенно случайно. Данная концепция в настоящее время исследуется D. C. Hertel в Дюссельдорфе в Германии, и она представлена в качестве нового инструмента в умеренно быстром автоматическом расширении тканей в реконструктивной хирургии. Первоначально это было представлено на конгрессе EURAPS 2000 в Берлине. Если это новое приспособление для расширения, которое исключает применение спринцовки и клапана для наполнения, в будущем будет успешным, мы совершенно серьезно предоставим Ариону кредит и назовем это «гидрофильным эффектом Ариона»

Запись на консультацию